Сурин Николай Александрович

См.   Исторический экскурс. История нашего института в лицах

См.   Научные труды

Доктор сельскохозяйственных наук, академик РАН, директор Красноярского НИИСХ с 1987 г. по 2007 г.

Родился 23 февраля 1937 года в с.Васильевка Бутурлиновского района Воронежской области. В 1957 году окончил Березовский сельскохозяйственный техникум по специальности агроном-полевод. Волею судьбы приехал в Сибирь и в 1962 году окончил агрономический факультет Красноярского сельскохозяйственного института.

Первым моим научным наставником и учителем был Лисовский Генрих Михайлович кандидат биологических наук, ныне доктор биологических наук, который преподавал на факультете селекцию сельскохозяйственных культур. Весьма ненавязчиво он предложил мне выполнить дипломную работу по вегетативной гибридизации голозёрного ячменя и пшеницы путём переноса зародыша с одной культуры на другую. Вскоре я увлёкся этой работой. Налепил большое количество зародышей на эндосперм пшеницы и обратно, одновременно стал читать специальную литературу. Практику проходил в Красноярском научно-исследовательском институте, где высевал свой «вегетативный гибридный фонд». На мои «исследования» смотрел свысока Пономарев Герман Вячеславович, который вёл селекцию ячменя, и довольно заинтересованно, Дергачев Константин Васильевич в то время заведующий отделом селекции, кандидат сельскохозяйственных наук, хотя, как мне кажется по прошествии многих лет, сомневался в пользе этой работы. Но он усмотрел во мне старание и заинтересованность. Дважды за время практики приезжал в КНИИСХ Г.М. Лисовский. Очень долго они беседовали с К.В. Дергачёвым по проблемам селекции. В своей беседе они затрагивали и вопросы моих работ. Генрих Михайлович был очень эрудированным, интеллигентным человеком, прекрасно читал лекции и был не только моим кумиром. Его лекции слушали с раскрытыми ртами и смотрели на него изумлёнными глазами все студенты.

Во время практики К.В. Дергачев несколько раз предлагал мне работу в институте после окончания СХИ. Я все время колебался, т.к. хотел пойти работать в хозяйство по специальности, однако, побывав в научном коллективе, сделал свой окончательный выбор. Ещё будучи на практике читал специальную литературу по селекции в библиотеке КНИИСХ, пересмотрел отчёты ведущих селекционеров за ряд лет и пришёл к выводу, что селекцию ячменя надо начинать с изучения исходного материала. С этим убеждением я и начал свою работу в институте в качестве старшего научного сотрудника. Герман Вячеславович Пономарев был другого мнения, считая основным методом селекции мутагенез. На этой основе у нас произошёл разлад, в результате которого после нашего совместного разговора с Александрой Никифоровной Макриновой заместителем директора по научной работе института, Г.В. Пономарев уволился и уехал в Ленинград, кажется в АФИ.

Александра Никифоровна была очень талантливым человеком и руководителем. Когда она работала в Боготольском районе главным агрономом, до сих пор помнят, что она пешком, в сапогах обошла почти все поля хозяйств района. На вид суровая, она была очень доброй, входила в положение каждого, всегда могла дать дельный совет. В моей памяти она оставила неизгладимый след, олицетворяющий добро, самозабвенную преданность своему делу, душевное равновесие и глубокий аналитический ум.

Мой интерес к селекции К.В. Дергачев чрезвычайно ценил и старался развивать его в беседах, спорах непосредственно на селекционных полях. Меня часто поражала его наблюдательность и категоричность суждений. Это был самобытный учёный-селекционер, оказавший на меня глубокое влияние. До конца его жизни мы оставались искренними друзьями, даже тогда когда он жил в Ленинграде. Я до сих пор не могу свыкнуться с мыслью, что такой талантливый человек не защитил докторскую диссертацию. Много раз я, будучи уже членом корреспондентом и академиком, предлагал ему свою помощь, но он не нашёл в себе сил, чтобы ею воспользоваться. Кроме своих профессиональных занятий он был прекрасным охотником и рыболовом. Мне посчастливилось неоднократно быть рядом с ним в кругу близких ему по духу друзей на лоне природы.

Окунувшись с головой в селекцию, стал ощущать неудовлетворённость ходом селекционных работ. Малый объем в селекционных питомниках, отсутствие исходного материала из коллекции ВИР, моя слабая научная подготовка все это побуждало искать новые пути в селекции. В то время в конкурсном сортоиспытании ячменя изучалось 1-2 сорта, да и в остальных питомниках насчитывалось не более 1000 номеров. С большой завистью я смотрел на объёмы работ по пшенице, гороху, гречихе, многолетним травам. Поражался трудолюбию и преданности селекционной работе по пшенице К.В. Дергачева и О.П. Дайнеко, по гороху А.Г. Тиминой, гречихе Ф.Е. Замяткина, многолетним травам М.А. Залесовой и З.А. Румянцевой. Можно без преувеличения сказать, что от них я унаследовал основы организации селекционной работы, последовательность проведения операций по оценке и послеуборочному анализу выращенного урожая. Годы, проведённые в кругу этих маститых селекционеров, поистине стали моей академией.

До сих пор не могу забыть моих самых ближайших помощников- лаборантов А.В. Драчук и И.Я. Пиль. Это были настолько опытные и ответственные люди, на которых можно было положиться, как на себя при отъезде в командировку или разного рода отлучках. Из-за отсутствия специальной техники опытные делянки засевали сеялками с конной тягой, урожай убирали серпами и обмолачивали на молотилках с тракторным приводом. Большое научное влияние на меня оказала Кира Игнатьевна Кириллова, которая в то время занимала должность заведующего лабораторией физиологии. Наши совместные работы с ней, а несколько позже с Александром Фёдоровичем Линевым, обогатили мои знания по физиологии и биохимии.

Директором института в то время был кандидат сельскохозяйственных наук Алексей Тихонович Белозоров человек в высшей степени порядочный, интеллигент с природным чувством такта, доброй душой и философским мировоззрением.

Моё стремление расширить генофонд ячменя без знаний исходного материала было обречено на провал. Твёрдое решение обратиться во Всесоюзный институт растениеводства им Н.И. Вавилова, расположенного в Ленинграде, было окончательным. Вспоминаю, с каким благоговением я рассматривал бюсты и фотографии Н.И. Вавилова, галерею крупных учёных и директоров ВИР при подъёме на второй этаж по широкой, устланной ковровой дорожкой, лестнице. Здесь впервые я познакомился со вторым моим замечательным учителем Александрой Яковлевной Трофимовской. Этот человек был настолько мной уважаемым, что до сих пор я испытываю к нему чувство глубокого признания. По сути, под её влиянием я сформировался как селекционер. Она дала направление моей будущей работе, настоятельно рекомендовала шире использовать местный исходный материал в селекции ячменя, который, пройдя длительный период эволюции в экстремальных условиях Сибири, представляет особую ценность для селекции. Совместно с ней отобрали лучшие образцы и сорта отечественной и зарубежной селекции и сформировали огромную коллекцию, которую я должен был изучить, и которую, не переставая, изучаю до сих пор.

В итоге были выделены лучшие генетические источники, которые мы широко вовлекли в скрещивания с местными сортами и образцами. В этот мой приезд Александра Яковлевна сформировала план кандидатской, а затем много лет спустя и докторской диссертаций, которые я успешно защитил в знаменитом Помпейском зале ВИРа. В этот период ВИР был поистине самой крупной школой подготовки научных кадров в стране. Здесь я познакомился с выдающимися учёными ВИРа Бахтеевым Фатих Хафизовичем, Букасовым Сергеем Михайловичем, Дорофеевым Владимиром Филимоновичем, Давитая Феофан Фарнеевичем, Жуковским Петром Михайловичем, Ивановым Николаем Родионовичем, Камераз Абрамом Яковлевичем, Красочкиным Василием Трофимовичем, Кравченко Владимиром Ивановичем, Кобылянским Владимиром Дмитриевичем, Лехнович Вадимом Степановичем, Мордвинкиной Александрой Ивановной, Хаджиновым Михаилом Ивановичем, Якубцинер Моисеем Марковичем. Естественно все они были докторами наук, великолепными знатоками мировой коллекции, обладали энциклопедическими знаниями в области биологии, генетики и селекции. И то, что приходилось в разной степени с ними общаться, окрыляло меня и повышало чувство уверенности в выбранном научном направлении. Здесь же я обрёл и своих друзей Виктора Николаевича Солдатова, Роальда Арсентьевича Удачина, Ирину Николаевну Терентьеву, Людмилу Григорьевну Щелко, Валентина Ивановича Буренина и других. В настоящее время все они стали докторами наук и стали достойной сменой своих предшественников.

Особое впечатление на меня произвёл директор ВИРа Дмитрий Дмитриевич Брежнев. Занимая пост директора в начале 80-х годов, он одновременно был членом Правительства. Академик, крупный организатор науки, Д.Д. Брежнев (за глаза его называли просто ДД) объединил вокруг себя все селекцентры и на ежегодных отчётах, где мне приходилось присутствовать, без всяких бумажек делал часовые доклады, обобщая итоги и перспективы селекции разных культур в СССР. В период его руководства авторитет ВИРа рос с каждым годом и к середине 80-х годов вокруг этого учреждения сплотились ведущие селекционеры страны. С очень интересными докладами, пропитанными идеями Н.И. Вавилова выступали А.Я. Трофимовская, М.М. Якубцинер, В.Ф. Дорофеев, С.М. Букасов, представители зарубежных стран. Посещения ВИРа на годичных собраниях сопровождались встречами селекционеров с руководителями отделов и лабораторий. Встречи эти были незабываемы! Большинство из них держали руку на пульсе селекционных и генетических работ в стране и за рубежом. Бескорыстно знакомили с новинками биологической науки. Из ВИРа мы уезжали окрылёнными с запасом новой информации. Общения с ВИРом позволили расширить круг моих знаний, познакомиться с крупными учеными других научных учреждений. Те достижения селекции, которыми гордится наш институт неразрывно связано с влиянием ВИРа. Достаточно отметить, что вировскую школу прошли К.В. Дергачев, К.И. Кириллова, Г.В. Пономарев, Н.А.Сурин, Г.А. Пушкина, С.И. Лисунова, А.Г. Разумовский, Т.В. Крючкова, Л.К. Бутковская, М.А. Тимина, Л.И. Валиулина, Ф.Е. Замяткин, В.Т. Тихомиров, В.В. Колчанов, Н.И. Колчанова и другие.

Особый размах по селекции всех культур связан с организацией Восточно-Сибирского селекцентра в 1973 году, а позднее с перебазированием института со ст. Солянка в г. Красноярск. Улучшение материально-технической базы в этот период способствовало расширению масштабов селекционной работы. Появилась новая посевная и уборочная селекционная техника, лабораторное оборудование для технологической оценки зерна, новый тепличный комплекс. Все это положительно сказалось на эффективности селекционной работы.

Заметное возрастание объёмов по селекции ячменя было связано с приездом в лабораторию селекции ячменя Н.Е. Ляховой в 1970 году. Выросшая в семье сортоиспытателей, она после окончания Ставропольского СХИ была направлена на работу в наш институт, где работает до настоящего времени. Высокая ответственность, прекрасная вузовская подготовка, незаурядные умственные способности и знание дела, позволили наметить перспективы новых направлений селекции ячменя и приступить к их осуществлению. Эти годы были периодом подъёма селекционных работ с ячменём в нашем институте. Масштабы селекции по этой культуре возросли в десятки раз. Такой рост объёмов работ и проработка селекционного материала были бы невозможны без участия деятельного и ответственного научного сотрудника В.Д. Ратушняк и наших лаборантов.

Созданный до приезда в лабораторию Н.Е. Ляховой раннеспелый сорт ячменя Красноярский 1 начал своё триумфальное шествие по Сибири, достигнув площади посева 1 млн. га. Программу, которую мы с Н.Е. Ляховой осуществляли по переводу староместных сортов на гладкоостую основу в сочетании с другими положительными признаками, увенчалась успехом. Были созданы первые в Сибири гладкоостые сорта ячменя Агул, Агул 2, Енисей. Каждый год коллектив обсуждал направления работ по селекции и делал все возможное, чтобы их осуществить. Наши работы вызвали заинтересованность селекционеров страны. В институте часто проводились полевые семинары, конференции и совещания. Их участники знакомились с достижениями селекционной работой в Сибири. Дважды в институт приезжали А.Я. Трофимовская, видный селекционер по ячменю академик Прокофий Фомич Гаркавый, из ВСГИ (г. Одесса). Из этого же института приезжали к нам доктор сельскохозяйственных наук Лев Константинович Сечняк, возглавлявший в то время ВСГИ и Надежда Илларионовна Джелали. С удовольствием вспоминаю приезд из Ленинграда генетика и селекционера Галины Михайловны Поповой и большого знатока растительных ресурсов ВИР, доктора сельскохозяйственных наук Роальда Арсентьевича Удачина. Мы жадно впитывали их информацию о новых достижениях селекции и в то же время испытывали чувства гордости за созданный нами многолетний селекционный материал.

С чувством глубокой благодарности вспоминаю наши встречи с академиком Анатолием Васильевичем Пухальским организатором селекционных центров в стране и его сподвижником, д.с.-х.н. Бережным Павлом Петровичем, их идейными вдохновителями. Период организации селекцентров был ознаменован возможностью посещения многих научных учреждений страны. В результате мне посчастливилось встретиться и ознакомиться с работами таких крупных селекционеров как Павел Пантелеймонович Лукьяненко, Виктор Михайлович Шевцов, Василий Николаевич Ремесло, Василий Степанович Пустовойт, Михаил Иванович Хаджинов, Энгель Данилович Нетгевич. Научное сотрудничество с Э.Д. Неттович привело к созданию скороспелого высокоурожайного сорта ячменя Вулкан. Эти встречи расширяли мой кругозор в выборе перспективных направлений селекции. С большой долей убеждённости можно констатировать, что общение с такими крупными селекционерами для

меня не прошло даром Манеру их поведения, осторожную реакцию не категоричность заявлений о превалирующей роли генетики и биотехнологии в селекции, их подход к методам селекционных работ все это я старался впитывать в себя и по возможности реализовать Дважды мне пришлось бывать на лекциях Т.Д. Лысенко. Я поразился эго эрудиции в области генетики и селекции. Его скрипучий голос несколько утомлял аудиторию, но сверкающие блеском глаза и какая- то внутренняя убеждённость вселяли веру в выдвинутые им идеи. Я ещё раз убедился в том, что, если бы руководство страны более терпимо относилось к разным мнениям научного подхода в решении практических проблем, страна от этого бы только выиграла. Но как говорится «Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны». В конце 70-х годов наша лаборатория развернула широкую программу селекции ячменя на адаптивность. Была проведена огромная работа по конвергентным скрещиваниям, ускоренному размножению гибридного материала в условиях светокультуры, отбору ценных генотипов на жёстких провокационных фонах. После некоторого перерыва появились высокопродуктивные сорта двурядного ячменя Красноярский 80, Кедр, Вулкан, Бахус. Порадовал своей внешней красотой и продуктивностью шестирядный гладкоостый сорт Соболёк Впервые нам удалось создать голозёрный сорт ячменя Оскар Адаптивная селекция с каждым годом расширяла горизонт научной деятельности. Благодаря исследованиям лаборатории технологической оценки зерна, возглавляемой А.Г. Разумовским, создан довольно богатый фонд высококачественных ячменей пивоваренного, продовольственного и кормового направлений. Развитие адаптивной селекции требовало дальнейшего совершенствования качественных показателей зерна. Эта работа особенно усилилась с приходом в институт таких талантливых генетиков, как доктора биологических наук Ю.М. Борисова и кандидата биологических наук Н.В. Зобовой. Наши совместные исследования по адаптивной селекции позволили подготовить семь кандидатов наук. Её основные принципы положены в основу готовящейся докторской диссертации Н.В. Зобовой. Развитие работ по селекции ячменя на повышение адаптивности постоянно требовало совершенствования методов и приёмов селекционной работы. И в этом отношении весьма поучительны были достижения отечественных и зарубежных селекционеров, особенно сибирских. Ретроспективный анализ их работы позволил соизмерить результат наших исследований. И это, несомненно, оказало положительное влияние на более полное понимание процессов адаптации. В этом отношении хочу особо выделить труды академика

А.А. Жученко по адаптивной селекции. Талант его в области обобщения мировых исследований по биологическим аспектам адаптации трудно переоценить. С А.А. Жученко мы хорошо знакомы, часто встречаемся с ним. Он возглавляет отделение растениеводства в Российской академии сельскохозяйственных наук. Его выступления поражают энциклопедическими знаниями оратора. Несомненно, А.А. Жученко является крупнейшим отечественным учёным современности. Постоянное общение с видными учёными России и за рубежом, обмен опытом работы, результаты наших исследований в области селекции, многочисленные выступления на конгрессах, научных конференциях, совещаниях и семинарах все это послужило основанием избрания меня членом-корреспондентом ВАСХНИЛ, а затем академиком РАСХН, академиком сельскохозяйственной, а позднее и Национальной академии Монголии.

Чувство глубокой признательности я постоянно испытывал и испытываю к сибирским селекционерам-создателям уникальных сортов различных сельскохозяйственных культур. По истине это талантливые люди, многое сделавшие для России! Среди них мой земляк по Воронежской области академик Казьмин Григорий Тихонович, Болоняев Алексей Васильевич, академики Киселев Евгений Петрович, Неунылов Борис Александрович (Дальневосточное отделение РАСХН), Тихонов Николай Николаевич (Красноярская ПЯС), мой сокурсник Ведров Николай Григорьевич (КрасГАУ), Деморенко Иван Фёдорович (НИИ аграрных проблем Хакасии), Маркин Василий Степанович, Соловьёв Александр Александрович, Юдин Анатолий Егорович, Вавилова Людмила Михайловна, Костыро Виктор Петрович, Малиновский Борис Анатольевич, Покровский Николай Михайлович, Поляков Петр Ильич, Гончарова Антонина Васильевна (Тулунская ГСС), Дубровская Анна Геннадьевна (Бурятский НИИСХ) член-корреспондент РАСХИ Азиев Камиль Галеевич, академик Зыкин Владимир Александрович, Ильин Владимир Семенович, Федулова Надежда Михайловна, Смищук Нина Герасимовна, Рутц Рейгольд Иванович, Цильке Региональд Александрович, Макарова Галина Иосифовна, Сусляков Виктор Степанович, Аниськов Николай Иванович, Дорожкин Борис Николаевич (СибНИИСХоз), академик Калинина Ида Павловна, Янченко Владимир Иванович, Коробейников Николай Иванович, Криговорницын Борис Иванович, Васякин Николай Иванович (Алтайский НИИЗиС), Бахарев Арнольд Валерьевич, Азовцева Алевтина Прокопьевна (СибНИИРС), Ушаков Геннадий Иннокентьевич (Нарымская ГСС) и многие, многие другие. Все они вписали яркую страницу в историю селекции Сибири. Особо близкие отношения у меня сложились с академиком Гончаровым Петром Лазаревичем. П.Л. Гончаров поистине самобытный селекционер, крупный организатор сибирской науки, 25 лет стоявший во главе Сибирского отделения РАСХН, виднейший селекционер страны. Я многое воспринял от общения с ним и в научном и нравственном отношении.

В ноябре 2004 года исполнилось 35 лет Сибирскому отделению Российской академии сельскохозяйственных наук, первым председателем которого стал академик Ираклий Иванович Синягин. Его деятельность (1969-1978 гг.) была ознаменована строительством научного городка и формированием научного коллектива.

В 1978-1979гг. председателем отделения был академик Александр Николаевич Каштанов, а с 1979 г. на протяжении 25 лет Сибирский научный центр возглавлял академик Пётр Лазаревич Гончаров. В 2005 году председателем Президиума СО РАСХН стал академик Александр Семёнович Донченко. С первым председателем я был почти незнаком, т.к. на годичные собрания приглашались в основном директора научных учреждений и доктора наук, и лишь однажды мне пришлось побывать на таком собрании и воочию впервые увидеть «живых» академиков за столом Президиума. Это была настоящая элита учёных. С А.Н. Каштановым был знаком раньше, ещё тогда, когда он возглавлял Алтайский НИИ земледелия и селекции. Александр Николаевич, кроме того, что он является крупным учёным, обладает прекрасными организаторскими качествами. До сих пор у нас сохранились с ним дружеские и доверительные отношения.

Про П.Л. Гончарова я уже сказал раньше. Наши про­фессиональные и нормальные человеческие связи не прекращаются вот уже на протяжении более 40 лет. Также несколько лет нас связыва­ют общие интересы и вполне нормальные отношения с А С. Донченко деятельным руководителем с реформаторскими задатками.

В настоящее время в Сибирском аграрном секторе работает 3823 человека, в том числе 1516 научных сотрудников, из которых около 170 докторов и свыше 600 кандидатов наук, 13 действительных членов (академиков), 15 членов-корреспондентов РАСХН и 15 членов других академий. Со всеми из них я хорошо знаком, всегда поддерживал и поддерживаю дружеские и творческие связи. Особенно горжусь близкими отношениями с академиками Г.П. Гамзиковым, B.Г. Гугля, В.А. Зыкиным, И.П. Калининой, И.В. Курцевым, C.Н. Хабаровым, Н.И. Кашеваровым, П.М. Першукевич, а также чл.-корр. В.В. Альт, Б.И. Николаевым, А.Ф. Алейниковым. Кроме высоких научных познаний они обладают незаурядными организаторскими способностями и высокими человеческими достоинствами. Особый след во мне оставил директор Алтайского института животноводства академик Шаген Арутюнович Мкртчян человек широкой души, крупный учёный в области животноводства, отличавшийся гостеприимством, дружественной преданностью и щедростью. Все перечисленные учёные СО РАСХН это новое поколение талантливых исследователей Сибири, достойные продолжатели научных традиций своих предшественников.

Кураторами нашей исследовательской работы в Президиуме на протяжении многих лет являются Т.Н. Гордеева и Л.Ф. Ашмарина. Татьяна Николаевна наша красноярская землячка, в прошлом директор Боготольской опытной станции, 1 секретарь райкома партии Боготольского района, хорошо знает сельскохозяйственное дело, селекцию и семеноводство. Отличается высокой эрудицией, настойчивым характером, сохранила свою женственность, щедрость, откровенность, красоту и привлекательность. Работать с ней для нас одно удовольствие! Под стать ей и Людмила Филипповна моя землячка из Воронежской области. Красивая, умная и очаровательная женщина!

На протяжении многих лет приходилось встречаться на годичных собраниях с почётным академиком РАСХН (ВАСХНИЛ), дважды Героем Социалистического труда, лауреатом Государственной премии СССР Терентием Семёновичем Мальцевым (10.11.1895-11.08.1994). В 1974 году я возглавлял комиссию по проверке научной деятельности Курганского НИИСХ, где работала его дочь Л.Т. Мальцева и её муж В.Н. Лисич. Они организовали мою поездку на Шадринскую опытную станцию, где директором был Т.С. Мальцев и селекционером его сын Савва Терентьевич. Получилось так, что Терентий Семёнович пригласил меня у него переночевать вместе с В.Н. Лисич. До 2-х часов ночи Терентий Семёнович рассказывал нам о себе, о своей теории и практике по обработке почвы и чередовании культур в севооборотах. Это был действительно самобытный учёный. Такие встречаются редко. Все стеллажи его библиотеки были буквально забиты специальной и философской литературой частью старинных изданий. При этом, почти в каждой книге были пометки, заставки, загибы уголков, что свидетельствовало о его постоянном общении с литературой. Одна из комнат была превращена в музей подарков, которыми его постоянно награждали за выдающиеся работы в области земледелия и приуроченные к определённым датам. Знакомство с Терентием Семеновичем Мальцевым оказало очень большое влияние на моё мировоззрение и непреодолимое чувство жажды к постоянному совершенствованию научных познаний.

За сравнительно короткий период селекционеры нашего института разработали и осуществили новые направления в селекции. Это создание новых сортов сильной пшеницы, адаптивных сортов ячменя, короткостебельных сортов озимой ржи, неосыпающихся безлисточковых сортов гороха, голозёрных сортов ячменя и овса.

Сейчас в нашем институте трудится большой коллектив талантливых селекционеров, и я верю, что они ещё не исчерпали свой потенциал.

Большой импульс к плодотворной работе я получил во время зарубежных поездок в США, Швецию, Корею, Венгрию, Китай, Монголию. Встречи с такими селекционерами как доктор Д. Митчелл и

A.   Доффинг, Ч.У. Найт, Д. Дру (Фербенкс, Аляска), РИ. Вольф (Канада), П. Вейбул (Швеция), Т. Такано (Япония), X. Ли (Корея), А. Якоби (Германия), Алтансух, Ж. Гардьхю (Монголия) и другими, в высшей степени были полезными для развития новых направлений исследований. Их многообразие особенно возросло в процессе ознакомления с работами отечественных и зарубежных учёных на VI- ом Международном симпозиуме по генетике ячменя в 1991 году в Швеции, участником работы которого посчастливилось быть и мне.

Знакомство с работами крупных отечественных и зарубежных селекционеров дало возможность критически оценить состояние нашей селекционной работы с ячменём и наметить дальнейшие пути её совершенствования. Хорошие творческие связи у нас сложились с институтом биофизики СО РАН (Г.М. Лисовский, В.А .Долгушев) по размножению гибридного материала в осенне-зимний период, с B.И. Полонским, с которым мы разработали новые методы скрининговой оценки ячменя на содержание белка в зерне и устойчивость растений к корневым гнилям на ранних этапах вегетации, защищённые патентами. Результаты наших исследований опубликованы в монографии «Оценка зерновых злаков на устойчивость к неблагоприятным и экологическим факторам».

За время работы в институте я приобрёл много друзей и соратников. С большим восторгом я вспоминаю юношеские годы в кругу таких друзей, как А.Г. Разумовский, А.Ф. Линев, В.М. Химухин. С Владимиром Михайловичем Химухиным нас связывает многолетняя искренняя дружба. Секретарь комсомольской организации института и ОПХ, партийный работник, прекрасный комбайнёр, общение с ним всегда вселяло в меня уверенность в надёжности людей, преданных своей земле, своему делу. О тех, с кем мне пришлось и приходится работать в институте, могу с уверенностью сказать, что большинство из них порядочные люди, честные, с чувством высокой ответственности, влюблённые в своё дело, в свою профессию. Выделять кого-либо из них не буду, но то, что я верю в свой коллектив, с которым работаю около 45 лет и которым (вот уже почти 20 лет руковожу) горжусь им, придаёт мне свежие силы и рождает чувство возвышенной удовлетворённости сделанным.

Тернистый путь учёного

Первое моё знакомство с Красноярским НИИСХ было связано с выполнением дипломной работы в 1961 году по вегетативной гибридизации ячменя, которую мне предложил Генрих Михайлович Лисовский – преподаватель по селекции с.–х. культур Красноярского СХИ (сейчас Красноярский ГАУ).

Его как биолога и генетика интересовали возможности генетических изменений под влиянием пересадки зародыша голозёрного ячменя на эндосперм пшеницы и обратно.

Пропадая целыми днями среди засеянных мною делянок, я старался проследить за всеми изменениями в процессе роста и развития привитых растений.

Особых различий не наблюдал, тем не менее, после проведения структурного анализа подготовил дипломную работу, которую защитил на отлично.

Во время прохождения практики, отметив моё старание Константин Васильевич Дергачев, занимавший тогда пост заведующего отделом селекции Красноярского НИИСХ, предложил мне после окончания сельскохозяйственного института поступить на работу в отдел селекции Красноярского НИИСХ.

Дергачёв К.В.

В апреле 1962 года я был принят на работу в должности старшего научного сотрудника по селекции ячменя. Объем селекционной работы по ячменю был небольшим – 2–3 линии в конкурсном сортоиспытании и около 1000 номеров в остальных питомниках. С завистью смотрел на многотысячные селекционные делянки пшеницы и многолетних трав. Одновременно усваивал приёмы разбивки участков под различные питомники этих культур. Меня поражала большая ответственность и работоспособность всех селекционных подразделений, их самоотверженный и щепетильный подход к своему делу на всех этапах селекционного процесса. За сравнительно короткий период я перечитал всю имеющуюся в библиотеке литературу и отчёты по селекции, что впоследствии позволило сконцентрировать своё внимание на развитие селекционного процесса ячменя.

Сурин Н.А. Первый день работы п. Солянка,
Красноярский НИИСХ 1972 год.

Одновременно меня поразила красота посёлка Солянка и его окрестностей, замечательный плодовый сад, восхитительные лесные насаждения в центре посёлка и лесополосы в селекционном севообороте, обилие зелени, цветов, грибов и дичи.

Здесь я близко познакомился с научными сотрудниками, занимавшимися селекционной работой. Поражался трудолюбию и преданности своему делу селекционеров по пшенице К.В. Дергачева и О.П. Дайнеко, по гороху А.Г. Тиминой, гречихе Ф.Е. Замяткина, многолетним травам М.А. Залесовой и З.А. Румянцевой. Годы, проведённые в кругу этих маститых селекционеров, стали поистине моей академией.

Мой интерес к селекции К.В. Дергачев чрезвычайно ценил и старался развивать его в беседах, научных дискуссиях непосредственно на селекционных полях. Это был самобытный учёный селекционер, оказавший на меня глубокое влияние. Особое уважение к этим людям у меня возникло тогда, когда видел наяву и непосредственно ощущал на себе – в каких условиях приходится работать. Посев питомников на лошадиной тяге, уборка селекционных делянок серпами, обмолот убранных снопов в поле молотилкой на тракторном приводе, многократное перетаскивание мешков с зерном вручную во время сушки и т.д.

Моё стремление расширить генофонд ячменя без знаний исходного материала было обречено на провал. Твёрдое решение обратиться во Всесоюзный институт растениеводства им. Н.И. Вавилова было окончательным. Здесь впервые я познакомился со вторым моим замечательным учителем Александрой Яковлевной Трофимовской.

Я до сих пор испытываю к Александре Яковлевне чувство глубокого признания. По сути, под её влиянием я сформировался как селекционер. Она дала направление моей будущей работе, настоятельно рекомендовала шире использовать местный исходный материал в селекции ячменя, который пройдя длительный путь эволюции в экстремальных условиях Сибири, представляет особую ценность для селекции. Совместно с ней отобрали лучшие образцы и сорта отечественной и зарубежной селекции и сформировали огромную коллекцию, которую я должен был изучать, и которую, не переставая, изучаю до сих пор, являясь руководителем основной темы по селекции ячменя.

Под неизгладимым впечатлением от посещения ВИРа, с огромной коллекцией ячменя я возвратился в Красноярский НИИСХ и уже на второй год заложил большой объем работ по её изучению.

Трофимовская А.Я.

Как раз в этот период после окончания Ставропольского СХИ в институт на работу в 1970 году была направлена Н.Е. Ляхова. Дочь потомственных сортоиспытателей Надежда Евгеньевна сразу же включилась в работу по селекции ячменя. Одарённая по своему призванию она оказала и до сих пор оказывает большое влияние на результативность проводимых исследований по селекции.

С её участием был изучен расширенный набор коллекции, насчитывающий в себе свыше 4 тысяч образцов, были развёрнуты работы по селекции шестирядных гладкоостых сортов, проведены исследования, направленные на повышение засухоустойчивости новых сортов, выявлены особенности развития корневой системы ячменя, сформулированы и осуществлены принципы повышения адаптивности новых сортов ячменя с помощью селекции.

Без её творческого участия трудно было бы выполнить такой объем работ. Широкие и разносторонние исследования по селекции ячменя, развёртывание работ по селекции овса, послужили основой для создания лаборатории по селекции зернофуражных культур. Впоследствии и до настоящего времени Надежда Евгеньевна является научным руководителем и организатором данной лаборатории.

За весь период научной деятельности лично ею и в соавторстве опубликовано 56 работ, она является одним из авторов 14 сортов ярового ячменя, таких как Агул, Рассвет, Енисей, Красноярский 80, Агул 2, Кедр, Соболёк, Вулкан, Бахус, Оскар, Буян, Оленек, Арат, Абалак.

Агул, Енисей, Агул 2, Соболёк относятся к шестирядным сортам с гладкими остями, которые были выведены в Сибири впервые. При создании большинства указанных сортов принимали участие стародавние сорта местной селекции. Особое распространение в крае получили сорта Красноярский 80 и Кедр, удельный вес которых в общих посевах ячменя в крае достигал 85–90 %. За заслуги в области селекции ячменя Н.Е. Ляховой присвоено звание «Заслуженный агроном РФ».

   
Сортоиспытания ячменя. Посевы ячменя сорта Соболёк

В начале 70–х годов прошлого столетия в лаборатории были широко развёрнуты исследования, направленные на повышение приспособительных свойств новых сортов ячменя с использованием сортов староместной селекции.

Созданный на этой основе гибридный фонд в настоящее время занимает преобладающее место в селекционном процессе. Развитие этих работ отражено в более чем 50 научных публикациях. С участием отдельных линий ячменя с повышенными адаптивными характеристиками созданы сорта Бахус, Оленек, Арат, занесённых Государственный реестр РФ по 11 региону.

В настоящее время ведётся целенаправленная работа по созданию новых высокопродуктивных сортов на основе созданного адаптивного фонда ячменя в скрещиваниях с сортами сибирской и инорайонной селекции.

Большой объем работ в лаборатории был связан с проблемой создания новых и перевода существующих сортов ячменя на высокобелковую и высоколизиновую основу с использованием африканского образца Хайпроли. К сожалению, ни нам, ни другим селекционерам добиться положительных результатов не удалось ввиду чрезвычайно низкой продуктивности образца Хайпроли.

В 1974 году наша молодая лаборатория селекции зернофуражных культур пополнилась новым научным сотрудником В.В. Колчановым.

Колчанов В.В.

Это довольно увлечённый молодой человек, любитель природы и разнообразных путешествий с жаром взялся за селекцию овса после 18 летнего перерыва селекционной работы с этой культурой в институте. Начало селекции овса, как и ячменя, было связано с привлечением и изучением исходного материала из коллекции ВИР им. Н.И. Вавилова.

Буквально на второй год своей работы он поступает в аспирантуру этого института и одновременно проводит углублённое изучение сортов и образцов отечественного и зарубежного происхождения в условиях центральной лесостепи Красноярского края. В этот период раскрылся подлинный талант молодого исследователя, ознаменованный упорным прудом и всесторонней оценкой полученных результатов.

От скрещивания географически отдалённых форм была выделена перспективная линия овса, которая стала синонимом сорта Саян. В 1987 году Вячеслав Владимирович под моим руководством успешно защитил кандидатскую диссертацию. Подробное изучение исходного материала позволило ему выделить надёжные источники овса по основным количественным признакам и на их основе создать такие высокопродуктивные сорта как Тубинский, Казыр, Догой и сорт голозёрного овса Голец.

Повышенные приспособительные качества выведенных сортов послужили основой для широкого внедрения их в различных зонах Красноярского края. На протяжении последних 10 лет сорт Саян занимал основные площади посева овса в крае. Расширяются посевы сорта Тубинский. Большой спрос на зерно голозёрного сорта Голец поступает со стороны производства и перерабатывающей промышленности.

К сожалению, в настоящее время В.В. Колчанов находится на пенсии, но весь перспективный материал передал молодому учёному А.Г. Липшину, который продолжает дальнейшую селекционную работу с этой культурой в составе нашей лаборатории.

Сам же В.В. Колчанов постоянно интересуется результатами селекции овса, старается дать полезные советы начинающему селекционеру с этой культурой и выражает надежду на успешное проведение этой работы. Не забывает и своё хобби – охоту и рыбалку.

С 1983 по 1996 годы в нашей лаборатории проводила исследования Тимина Марина Александровна. Основное внимание в её работе было уделено селекции ячменя на качество. Провела оценку коллекционного материала по содержанию белка, лизина, пивоваренным качествам. По результатам исследований Тиминой М.А. был осуществлён подбор исходного материала для скрещиваний и на этой основе создан новый гибридный фонд, изучен характер наследования показателей качества зерна. Это позволило создать новый селекционный материал ярового ячменя кормового и пивоваренного направлений. Является одним из авторов высокобелкового сорта голозёрного ячменя Оскар и сорта Бахус. Проведённые исследования Тиминой М.А. были положены в основу кандидатской диссертации, которая была защищена под моим руководством в 1991 году.

Среди молодых учёных по селекции ячменя лаборатории следует отметить Герасимова С.А. В 2007 году после окончания Красноярского государственного аграрного университета Герасимов С.А. вплотную приступил к селекционной работе с этой культурой. За сравнительно короткий срок провёл оценку исходного и селекционного материала ячменя на кислых и нейтральных почвах в 2–х почвенно–климатических зонах, накопил достаточно большой объем фактического материала и на этой основе в 2011 году защитил кандидатскую диссертацию. Принимая непосредственное участие в селекционной работе с ячменём, Сергей Александрович одновременно ведёт исследования по срокам посева и нормам высева различных подвидов ячменя. Ведёт расширенную работу по изучению исходного материала ячменя из коллекции ВИР им. Н.И. Вавилова, уделяет большое внимание использованию выделенных им источников по отдельным элементам продуктивности и урожайности в целом в гибридизации. С помощью диаллельных скрещиваний разработал и осуществил программу, направленную на изучение наследования отдельных селекционных признаков. Полностью освоил статистические методы обработки селекционного материала. Проводимые исследования направлены в первую очередь на выделение новых, более продуктивных, устойчивых к экстремальным факторам сортов ячменя. Основные выводы теоретических исследований будут использованы при подготовке докторской диссертации. Является одним из авторов сортов ячменя Буян, Оленек и нового сорта Емеля переданного на государственное сортоиспытание. Автор патента за разработку проекта «Метод оценки на содержание белка». За сравнительно непродолжительный период им опубликовано 38 научных работ, в том числе 12 работ, включённых в перечень ВАК. Нельзя не отметить такие положительные черты характера Герасимова С.А. как его настойчивость при проведении исследований, целеустремлённость, трудолюбие и ответственность. Можно надеяться, что эти качества характера позволят ему достигнуть больших успехов.

Хочется отметить творческие начинание в селекции ячменя Алексея Геннадьевича Липшина. В нашей лаборатории он начал проводить исследования будучи студентом 1 курса агрономического факультета Красноярского ГАУ. В годы учёбы он находил время принимать непосредственное участие в селекционном процессе лаборатории зернофуражных культур Красноярского НИИСХ. За это время полностью освоил приёмы селекционной работы.

В целях повышения эффективности и ускорения селекции с участием А.Г. Липшина лабораторией селекции зернофуражных культур собран и изучен широкий набор сортов и перспективных линий научных учреждений Сибири. Изучению этого исходного материала он посвятил все годы учёбы в Красноярском ГАУ. Такое совместительство не помешало А.Г. Липшину закончить институт с отличием. Это очень общительный молодой человек, обладает высокой эрудицией. Указанные качества характера особенно ярко проявились при избрании его Советником (дублёром министра сельского хозяйства) Губернатора Красноярского края по вопросам сельского хозяйства.

По итогам исследования 137 сортов и селекционных линий ячменя сибирской селекции за период 2008–2012 гг., а также всесторонней оценки селекционного материала ячменя на последних этапах селекции, созданного в нашей лаборатории, А.Г. Липшин ещё до окончания учёбы в Красноярском ГАУ сформировал свои выводы в виде кандидатской диссертации.

Освоил методы статистической обработки селекционного материала по признакам стабильности, пластичности и адаптивности. Выявил сопряжённость отдельных элементов продуктивности с конечным урожаем ячменя. И все это он делает при активном участии в селекционном процессе этой культуры. За сравнительно короткий срок исследований им опубликовано 15 научных работ, в том числе 6 работ, включённых в перечень ВАК. Содействовал созданию сортов ячменя «Оленек» и озимой ржи «Красноярская универсальная», является соавтором переданного на Государственное сортоиспытание сорта ячменя «Емеля».

Как было уже отмечено, А.Г. Липшин принял эстафету от В.В. Колчанова по селекции овса. Все это является предпосылкой для проведения комплексной селекции фуражных культур в нашей лаборатории.

Добрым словом мы вспоминаем наших первых лаборантов при становлении лаборатории в Солянке – А.В. Драчук и И.Я. Пиль. Их прилежание, ответственное отношение к работе, честность и работоспособность, во многом способствовало развитию селекции с фуражными культурами.

Слева направо: Драчук А.В., Пиль И.Я.

Нам также повезло, что и на новом месте, в п. Минино, у нас трудятся умудрённые опытом, добросовестные, преданные своему делу лаборанты–исследователи А.С. Сафина, А.А. Лано, М.М. Тарабукина. Без их участия мы бы испытывали большие трудности в своей работе. Большая им благодарность за их труд!

Развитию селекционной работы с зернофуражными культурами способствовали творческие связи селекционеров нашей лаборатории со специалистами смежных подразделений –иммунологами, технологами, генетиками и биотехнологами. Такое сотрудничество обогащает знания, селекционеров, побуждает к творческому подходу при создании новых сортов.

Положительные результаты работ с ячменём в институте привлекали внимание ряда видных учёных нашей страны и зарубежных стран. Достаточно отметить, что селекционные посевы ячменя дважды посетил академик, Герой Социалистического труда, выдающийся селекционер по ячменю П.Ф. Гаркавый, дважды также побывала на наших посевах моя наставница А.Я. Трофимовская, а также представители ВИР доктора наук – М.М. Якубцинер, В.И. Кривченко, Р.А. Удачин, Х.Д. Кютс из Эстонии, делегации из Швеции и Болгарии.

В свою очередь творческие поездки руководителя подразделения по селекции ячменя в Швецию, США, Венгрию, Китай, Корею и Монголию обогатили знания и подходы к селекционной работе, позволили сконцентрировать внимание на решение актуальных проблем при создании новых сортов данной культуры.

Слева направо в верхнем ряду: Липшин А.Г., Сурин Н.А., Герасимов С.А.
В нижнем ряду: Ланно А.А., Ляхова Н.Е., Сафина А.С., Тарабукина М.М.

За годы селекционной работы сотрудниками нашей лаборатории опубликовано около 450 научных работ, издано 5 монографий, создано 16 сортов ячменя и 5 сортов овса. Руководителем научного подразделения по селекции зернофуражных культур подготовлено 15 кандидатов и 5 докторов наук.

В канун 80–летнего юбилея наша лаборатория представлена сплочённым коллективом, способным успешно решать сложные проблемы, поставленные перед ним задачи.

Перспективы по созданию нового селекционного материала зернофуражных культур с учётом достигнутых результатов, несомненно, будут возрастать в дальнейшем, что позволит поднять эффективность селекции на более высокий уровень.

Жизнь продолжается!

Травы, травы, травы …

Обширная территория Красноярского края изобилует большим разнообразием почвенно–климатических условий. Главной чертой климата является резкая континентальность. Амплитуда колебаний средней температуры воздуха самого холодного и тёплого месяцев достигает 650С (П.Л. Гончаров, 1992). Засушливые районы южной части края постепенно переходят в районы с достаточным увлажнением на севере земледельческой зоны края. Весенние и раннеосенние заморозки – довольно частое явление Ночи обычно прохладные и холодные. В некоторых районах даже в июле не исключены заморозки. Основное количество осадков выпадает в летнее время. Весна и начало лета в большей части районов Красноярского края отличаются засушливостью.

В таких условиях климата сформировался особый экотип растений, способных формировать семенную продуктивность и урожай зелёной массы при любых погодных условиях. Среди этих растений особое место занимают бобовые и злаковые многолетние травы. Высокая зимостойкость, устойчивость к засухам, быстрое отрастание зелёной массы в период выпадения осадков и оптимальные сроки созревания дикорастущих многолетних трав привлекали пристальное внимание селекционеров региона и многие из этих культур послужили основным исходным материалом при создании наиболее приспособленных к местным условиям сортов бобовых и злаковых культур. Особый вклад в селекции этих культур принадлежит первым селекционерам В.А. Покровскому и М.А. Залесовой, создавших уникальные по своей продуктивности и устойчивости к местным условиям сорта многолетних трав. Большинство из них характеризуются скороспелостью, высокой зимостойкостью, быстрым отрастанием после укосов, устойчивостью к болезням и вредителям, засухам и весенне–осенним заморозкам, способностью произрастать на любых почвах Красноярского края. Следует отметить, что созданные сорта многолетних трав сохранили в своей генетической основе лучшие признаки дикоросов и сохраняют их на протяжении многих лет. Ряд сортов районированы в крае и других регионах страны уже более 60 лет. Люцерна Канская и пырейник сибирский Камалинский 7 показывают неплохие результаты в условиях Якутии при посеве в чистом виде и в качестве компонента травосмеси для пастбищного использования (В.В. Осипова, 2018).

В сравнительно непродолжительный срок в Красноярском НИИСХ создано 14 сортов многолетних трав в основном путём отбора из местного дикорастущего исходного материала или с его использованием для гибридизации.

Из многолетних бобовых культур особое место занимают клевер и люцерна, которые по меткому выражению академика П.Л. Гончарова (2003) являются «фабрикой» азота, оставляя в почве после себя большое количество связанного азота (при урожае 40 т/га – 30–40 кг/га). Бобовые многолетние травы дают сравнительно дешёвые высокопитательные корма, содержащие в своём составе белок, незаменимые аминокислоты, витамины и минеральные соли.

В северных подтаёжных и таёжных районах края наибольшей популярностью пользуется клевер. Его приспособленность к местным условиям, возможность формирования высоких урожаев на почвах с повышенной кислотностью и неприхотливость к погодным условиям выдвигают его на первое место среди бобовых культур.

К наиболее ранним селекционным сортам клевера лугового относится сорт Казачинский местный, созданный путём отбора из местного образца Красноярского края. Сорт позднеспелый. Кустистость средняя. Отрастает слабо. Зимостойкость высокая. Сравнительно устойчив к поражению ржавчиной и мучнистой росой. Выведен на Казачинской СХОС. Районирован в 1940 году.

В эти же годы включён в районирование одноукосный сорт клевера Камалинский 304 селекции Камалинской ГСС. Выведен путём отбора из местного дикорастущего клевера. Зимостойкость и засухоустойчивость средняя. Формирует урожайность сена 35–50 ц/га, семян до 5 ц/га, грибными болезнями поражается слабо.

В 1981 году районирован ещё один сорт клевера Казачинский, созданный Е.И. Поплавной и П.Р. Поплавным массовым отбором из Казачинского местного образца. Сорт позднеспелый с урожайностью зелёной массы до 327 ц/га, сена – 79 ц/га и семян до 3 ц/га. Преимуществом данного сорта является высокая зимостойкость и засухоустойчивость.

В лесостепных районах Красноярского края среди бобовых трав преимущество имеет люцерна. Особое распространение в регионе получил сорт Камалинская 930, созданный массовым отбором из местной гибридной популяции синей и жёлтой люцерны селекционером М.А. Залесовой. Районирован в регионе в 1942 году. От начала отрастания до первого укоса проходит 45–56 дней, на семена – 110–120 дней. Сорт зимостойкий с урожайностью сена 27–50 ц/га, семян – 1,5–2,5 ц/га. Сравнительно устойчив к поражению болезнями.

Буквально через два года был районирован сорт люцерны Камалинская 530, полученный методом массового отбора желтоцветущих форм из популяции от скрещивания дикорастущей жёлтой с культурными сортами синей люцерны селекционерами В.А. Покровским и М.А. Залесовой. Сорт среднеспелый, зимостойкий. Растение хорошо облиственное (50–55%). Сорт может произрастать на всех почвах. Урожайность сена 27–50 ц/га, семян – 1,5–2,5 ц/га.

Ценной бобовой культурой в крае является эспарцет. Достоинством данной культуры является его высокая устойчивость к болезням и вредителям. В отличие от других бобовых культур многолетних трав не вызывает тимпании желудка у животных. В Красноярском НИИСХ селекционерами З.А. Румянцевой, А.К. Мелиховой, Г.А. Польской, Ю.А. Лаврентьевым в 1984 году создан сорт эспарцета Красноярский отбором из местных образцов. Достоинством сорта является его скороспелость. Урожайность сена достигает 75–80 ц/га, семян – 5,5 ц/га. Сорт зимостойкий, устойчивый к весенне–летней засухе и осенним заморозкам. Среднеустойчив к осыпанию семян. Устойчив к вредителям и болезням.

В последние годы не утрачивается интерес к такой культуре как донник. Данная культура характеризуется способностью формировать высокие урожаи зелёной массы, особенно на второй год жизни, и пронизывать корнями глубокие слои почвы, снабжая ее большим количеством клубеньков и обогащая азотом. Отличается высокой засухоустойчивостью, при этом хорошо отзывается на удобрения. Пригоден для возделывания в качестве сидерата. Лучшим способом использования донника является заготовка из него обезвоженного корма, витаминного сена, сенажа и силоса с применением консервантов.

Начало селекции данной культуры на Камалинской ГСС связано с именем В.В. Таланова – соратника Н.И. Вавилова. Он начал изучение данной культуры на станции в 1933–1934 годах, находясь под надзором НКВД. С этих пор донник, как культура, находился под пристальным вниманием селекционеров. Но только в 1990 году был включён в районирование сорт донника белого Рыбинский, созданный селекционерами З.А. Румянцевой и А.К. Мелиховой, полученный от свободного переопыления и отбора высокопродуктивных форм. Вегетационный период от весеннего отрастания до первого укоса 58–81 день, до созревания семян – 91–135 дней. Содержание протеина в сухом веществе 19,6%. Сорт пригоден для выращивания на зелёную массу и в качестве сидерата.

Из злаковых многолетних трав особого внимания заслуживает кострец безостый, как самая долголетняя трава.

В 1972 году впервые был районирован сорт костреца безостого Камалинский 14, созданный отбором из местного дикорастущего образца селекционерами Красноярского НИИСХ М.А. Залесовой, З.А. Румянцевой, А.К. Мелиховой. Сорт раннеспелый, до первого укоса 85–90 дней, высокозимостойкий и засухоустойчивый. Сорт урожайный. Максимальная урожайность зелёной массы была получена на уровне 167 ц/га, сена – 44 ц/га, семян – 3 ц/га. Содержание протеина в сене 10–13%. Устойчив к вытаптыванию скотом.

Из более поздних сортов костеца безостого селекции Красноярского НИИСХ следует отметить сорт Солянский 85, созданный селекционерами З.А. Румянцевой, Н.А. Колчановой, З.П. Шутовой. Районирован в 1995 году. Это наиболее зимостойкий сорт, полученный отбором из образцов ВИР различного экологического происхождения. По урожаю зелёной массы превышает стандарт Камалинский 14 на 6–7%, семян – на 15–20%.

К числу ценных злаковых многолетних трав относится также пырейник бескорневищный. В Красноярском НИИСХ селекционерами М.А. Залесовой и З.В. Шишовой путём многократного массового отбора из местного образца выведен сорт Камалинский 175. Данный сорт был районирован в 1951 году. Сорт сравнительно раннеспелый. Период созревания семян составляет 90–95 дней. Время от начала отрастания до первого укоса 40–45 дней, второго – 45–50 дней. Максимальная урожайность сена 31–33 ц/га, семян 8,7–9,0 ц/га. Сорт зимостойкий, быстро отрастает весной и после укоса. Указанные достоинства сорта послужили основой для его районирования на всей территории РФ.

Селекционеры В.А. Покровский, М.А. Залесова, З.А. Румянцева и А.К. Мелихова являются авторами сорта пырейника сибирского (волоснеца) Камалинский 7, районированного на территории РФ в 1954 году. Данный сорт получен в результате многократного массового отбора из дикорастущего образца Иркутской области. Вегетационный период от начала отрастания до первого укоса 35–40 дней, второго – 80–85 дней, до полного созревания семян 80–85 дней. Отрастает рано весной. Формирует высокий урожай в травосмесях. Максимальная урожайность 45–50 ц/га сена и 5,3–5,5 ц/га семян. Среднеустойчив к вытаптыванию скотом.

Местная дикорастущая овсяница луговая послужила исходным материалом при выведении сорта Камалинская 95 селекционерами В.А. Покровским, М.А. Залесовой, З.А. Румянцевой, А.К. Мелиховой. Сорт районирован в 1957 году по всей территории Западной и Восточной Сибири. Характерной особенностью сорта является его скороспелость, высокая зимостойкость. При урожайности сена 36–50 ц/га может формировать 5,3–5,5 ц семян с гектара. Отрастает рано весной. Вегетационный период от начала отрастания до первого укоса 35–40 дней, от первого до второго укоса – 40–45 дней, до полного созревания семян 80–85 дней.

Из местной дикорастущей формы массовым отбором селекционерами П.Р. Поплавным, Е.И. Поплавной, И.А. Черемухиной, В.Г. Шайкиным на Казачинской СХОС выведен сорт Казачинская 182, районированный по Красноярскому краю в 1978 году. Сорт сравнительно скороспелый. Урожайность зелёной массы достигает 140 ц/га, сена 80 ц/га. Хорошо отрастает весной и после укоса. Зимостойкий, среднеустойчив к засухе.

В условиях производства показывает хорошие результаты тимофеевка луговая. В Красноярском НИИСХ многократным отбором из местного дикорастущего образца селекционерами В.А. Покровским, А.К. Мелиховой, М.А. Залесовой, З.А. Румянцевой был создан сорт Камалинская 96, районированный в 1957 году на территории Сибири и Дальнего Востока. Сорт раннеспелый, высокоурожайный, способный формировать урожай семян 3,5–4,1 ц/га.

Сорт такого же типа Казачинская 2 был создан на Казачинской СХОС массовым отбором из местного дикорастущего образца.

Подводя итоги селекции многолетних трав необходимо отметить, что преобладающее количество сортов было создано на основе местного дикорастущего материала. Территория Красноярского края на протяжении многих веков служила естественной лабораторией, в которой формировался наиболее устойчивый к экстремальным условиям экотип растений. В условиях длительной эволюции травянистая растительность края приобрела ни с чем не сравнимую устойчивость к зимним отрицательным температурам, длительным засухам, сохранив при этом скороспелость, высокую отзывчивость на благоприятные климатические факторы. Все это послужило основой для выделения из богатой флоры замечательных сортов многолетних трав, которые до настоящего времени возделываются в нашей стране и до сих пор являются исходным материалом при создании новых сортов не только в Сибири, но и в других регионах страны.